Главная » Статьи » Знаменитые люди, наши земляки

РОЛЬ ГИГИЕНИСТА А.П.ДОБРОСЛАВИНА В РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЕ 1877-1878 гг.

 

 

РОЛЬ ГИГИЕНИСТА А.П. ДОБРОСЛАВИНА В

РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЕ 1877-1878 гг.

 

В деятельности действительного статского советника, профессора кафедры гигиены Военно-медицинской академии А.П.Доброславина есть период, в котором, во всем своем большом значении он проявил себя как гигиенист русской армии. Это – русско-турецкая война 1877-1878 годов.

Балканский вопрос на протяжении XVIII- XIX вв. остро стоял перед всеми европейскими государствами и, в очередной раз, обострился в последней четверти XIX века, когда турки жестоко подавили народное возмущение славян, беспощадно убивали и резали стариков, женщин и детей. Сила общественного негодования России, вставших на защиту братьев-славян , заставила Императора Александра II объявить в Турции войну, которая, со стороны России, велась сразу на двух фронтах- на Дунайском направлении и Кавказе.

Доброславин предлагает, во избежание скученности солдат в крепостных стенах вывести часть гарнизона из крепости и разместить его на широких квартирах в городе или построить для них новые барачные помещения. Он приводит точные расчеты водопотребления из расчета
Начал он свою командировку с посещения госпиталей. в г.Александрополе (ныне г.Гюмри, Республика Армения) куда свозили всех раненых, их количество достигало 3 тыс. человек. Ему удалось побывать только в Александропольском и Ардаганском отрядах и не смог посетить отряды в Сухумском крае, под Цихидзири у Риона и за Эриванью в Игдыре, что дало бы полную картину инспекцию. Но даже то, что он увидел, дало ему представление о самоотверженности работы врачей и медицинского персонала госпиталей, о заметном участии и, набирающей силе Общества попечения о раненых и больных, преобразованных вскоре в Красный Крест. В тоже время он увидел равнодушие и коррупцию тыловых чиновников, недостаток в организации медицинского обеспечения и должного взаимодействия многих служб, серьезные издержки в поставках продовольствия и эвакуации раненых.

Уже первые впечатления от увиденного в Александропольском отряде, его разочаровали. Госпиталь в Александрополе размещался в помещении крепости, построенной в начале 30-х годов XIX века. Под него использовались одно из двухэтажных помещений, расположение помещений которых не давало возможности сквозного проветривания. В самой крепости были вырыты колодцы для снабжения водой, но со временем они истощились, а вода в них стала непригодна для питья из-за загрязнения территории. Особенно возмутило гигиениста устройство латрин (отхожих мест).Низкая культура, недостаток требовательности и равнодушие армейских начальников привело к тому, что в крепости о гигиене вообще речи не было. Заполненные до краев экскрементами деревянные ящики на колесах давно не вывозились, зловоние разносилось по всей территории, полчища мух витало вокруг. Все отравляло воздух и воду. Доброславин пишет: « Не было удивительного в том, что в крепостном госпитале лежало так много с рожистым воспалением лица и с брюшным тифом, воинов, преимущественно из крепостной артиллерии». Оценив всю совокупность обстановки, и видя только один выход, гигиенист Доброславин предлагает немедленно удалить экскременты, продезинфицировать почву, заменить ящики на колесах двумя рядами бочек по систему Гу, в которых жидкость может сифонообразно сливаться из бочек и дезинфицироваться, перед тем как будет удалена за черту помещений в специальные канавы. И его удивляло, что смотрители госпиталей не могли закупить купорос для дезинфекции, которого по расчетам надо всего около 9 пудов, в то время как ряд других госпиталей заключили договоры на его поставку. Но даже если контракта не было, никто не доводил до госпитального комитета данный вопрос. Эти недостатки были характерны, в основном, только для госпиталей Александрополя.
Как военный медики, наряду с другими профессорами академии, был командирован на места боевых действий . Его командировали на Кавказ в период с 1 июля по 12 сентября 1877 г. с инспекционной миссией. Посещение госпиталей и армейских частей было неоценимым, как для него самого, как ученого, так и для русских солдат, находившихся в тяжелейших условиях боевых действий и испытывающих на себе все издержки войны. Кроме этого А.П. Доброславин испытывал потребность рассказать русскому обществу реальную правду о войне, солдатской жизни, чтобы снять витающие в воздухе небылицы и слухи. Свои впечатления от увиденного он публикует в нескольких номерах журнала «Здоровье»,где он был редактором и там высказывается, что был немало удивлён, что не нашёл и половины неприятных картин, о которых слышал ранее в обществе.
100 литров в день на человека, он также приводит расчеты водопотребления на всех 3000 больных и раненых, обитателей гарнизона, стирку белья, водопоя скота и вычисляет цифру 6000 ведер в день.


Продолжая инспектировать в июле-августе 1877г. лагерное расположение войск, находящихся в 10-12 км от главных сил в долине Кюрюк-Дара А.П.Доброславин обнаруживает почти такую же неприглядную картину, связанную с нарушениями чистоты и порядка в лагерном содержании, при благоприятных условиях местности, массой ключей, поставляющих чистую и здоровую воду. Загрязнение воздуха, почвы и воды лагерной местности создавали , как он пишет « дурно устроенные и худо содержимые отхожие места. Они устраивались, скорее всего для формы , а не для дела». Некоторые отхожие места располагались всего в 100-200 шагов с подветренной стороны оврага. Контроля за ними не было землей не засыпались, что служило полигоном для мириада мух. Десятитысячная армия двигаясь по долине, из-за отсутствия элементарной чистоты и порядка, нетребовательности офицеров превратила благоприятную местность в сырую навозную трясину, издающий характерный запах, ощущаемый издалека. Особенно загрязняли воздух, от разлагающегося навоза и мочи, близкое размещение коновязей у палаток.


В этой связи очень показательна статистика потерь, ведущая доктором медицины Д.П.Дубелиром, который регулярно публиковал десятидневные наблюдения в Кавказской армии.Так за август 1877г(журнал «Здоровье» № 75,стр.451) потери составили : раны и ушибы от оружия - 2083 случая, а от инфекционных заболеваний, таких как дизентерия – 1501, брюшного тифа -125, легких тифозных заболеваний сомнительного свойства 343., всего 1969 случае, что практически соизмеримо с боевыми потерями. За сентябрь месяц заболел каждый четвертый из 1000 человек списочного состава армии.
А.П.Доброславин отмечает также несовершенную роль интенданской службы, которые закупали для армии палатки рассчитанные на 20-25 человек, что в зимних условиях не давало возможности для проветривания , так как вентиляционных отверстий в них не было, а в период дождей они намокали , что приводило к спертости воздуха. Кроме этого отапливать такие палатки было нечем, т.к в горах леса не было, а от кизяка тепла было мало, в это связи он предпочтение отдал бы, палаткам подобно тентам арбы.


Особое внимание гигиенист уделил госпитальным шатрам, которыми снабжались эти подвижные госпитали. Он отметил их несомненное достоинств- высоту, простор , достаточный объем воздуха и вентиляцию. Шатры имели в ширину 4,5 м в дину 7,5 м, высота стенок до откоса крыши 1.4м, а вместе с крышей 2,71м, что создавало 68,7 куб.м воздуха Шатры имели вид лежащего параллепипеда. В каждом шатре размещалось по 16 коек. Шатры имели и свои недостатки, которые заключался в том, что они были покрыты двойным солдатским сукном и парусиной сверху и во время дождя они полностью закрывались, становилось темно, что не позволяло делать не только операции, но и простые перевязки. Клапанов и вентиляционных отверстий шатры не имели. Впрочем Доброславин предлагает простой выход – уменьшить количество больных и раненых , чаще проветривать их, и сделать сверху отверстия в крыше для проветривания и освещения. Более выгодными простыми в эксплуатации оказались нововведения, применяемые на войне – это госпитальные кибитки- киргизские и калмыцкие.В них можно было размещать от 3 до 6 больных.Они просты в установке, эксплуатации, перевозке и дают достаточное количество воздуха.
Особое внимание гигиенистом было уделено вопросам медицинского обслуживания и питания солдат. Из рук вон было поставлено эвакуация больных и раненых. Имеющийся транспорт - телеги не подходили для горных местностей, где не было дорог. Повсюду раздавались жалобы на ужасы перевозки раненых. Медики просто вымаливали у молоканов громоздкие двухколесные фургоны, на которые укладывались десятки раненых. Никаких условий для передвижения, элементарных удобств на привалах, отсутствие горячей пищи, ночевки под открытым небом в условиях жуткого холода и ветров были делом обыденным. Гужевого транспорта не хватало и лошади использовались одновременно и для эвакуации раненых и подвоза назад на передовую оружия и продовольствия. Изможденные животные были не в состоянии быстро двигаться, что замедляло эвакуацию раненых.


А.П.Доброславин отмечает, что «по всем отраслям военного дела армия имеет специально подготовленных деятелей, а именно: по управлению стратегическими планами - офицеров воспитанников академии генерального штаба, по артиллерии – представителей Михайловской артиллерийской академии, по инженерной части - учеников Николаевского инженерного училища и академии и т.д., по одной только части и особенно важной для громадного тыла действующей армии, по части интендантской, она не имеет людей специально подготовленных к своим задачам» и далее рекомендует, опираясь на опыт французских госпиталей, « что нужны не те смотрители, которые мы сейчас имеем, а люди с высшим образованием или специально подготовленные…» .


Обратил внимание доктор и на питание и обслуживание больных в госпиталях , которое зависело от расторопности врачей. Некоторым врачам пришлось брать на себя обязанности интендантов и изготавливать мебель и прочие вещи вдвое дешевле, чем этим занимались интендантские службы. Не избежала война и откровенной коррупции. При отступлении из Мацры в Кюрюк-Дар, Красному Кресту предъявили счет на содержание 18 больных, помещенных временно в армейские госпитали, до установки собственных намётов. За 20 часов пребывания в госпитале смотритель просил уплатить за каждого больного по 1 руб33 коп., за постановку 2 самоваров запросил 3руб.25 коп. И только после того, как уполномоченный Красного Креста выразил сомнения в обоснованности цены она понизилась до 1руб.02 коп., а при проверке счета высшим начальством превратилась в 85 копеек. Смешно сказать, а по сути дела издевательский подход испытывали главные врачи, которые должны были помогать истощенными боями и переходами раненым солдатам , а им по норме выделялось по 3 яйца на 50 человек или по 1 фунту молока на шестерых. И как разительно выглядели те же госпитали расположенные в Сураме, в отличии от Александрополя. Так в Сураме ежедневно дезинфицировались отхожие места железным купоросом из расчета 5 золотников( ок.20 грамм) на человека, а в Александрополе понятия об этом не имели. Проф.Доброславиным отмечена высокая роль госпиталей Красного Креста, их более гуманный подход, основанный на внимании и хорошем уходе , что способствовало тому, что больные и раненые старались попасть именно в госпитали Красного Креста и высказывались нелицеприятно на некачественный уход в армейских госпиталях. В условиях войны Красный Крест, как общественная организация оказались более организованнее, обеспеченнее всем необходимым, включая бинтами, фланелями, термометрами, шинами и т.п. чем армейские госпитали.


В свое время, еще до русско-турецкой войны, А.П.Доброславин в журнале «Здоровье» изложил свой взгляд на устройство санитарного поезда для эвакуации раненых и больных.И эта идея было реализована.23 октября 1877года было введено в действие « Временное положение об управлении военными сообщениями действующей армии и находящейся в ее тылу войсками». Это дало возможность улучшить снабжение и работу тыла, а медикам оказать помощь большему количеству больных и обмороженных.
О всех замечаниях при инспекции проф .Доброславин направил соответствующую записку командующему корпусом кавказской армией генералу-адьютанту М.Т.Лорис-Меликову, а тот доложил императору. Спустя две недели в армию стали поступать теплая одежда, продовольствие, медикаменты, улучшилось снабжение транспортом.


По результатам своей командировки на Кавказ со временем напишет учебник « Военная гигиена», который стал выдающимся событием в истории военной гигиены. За труды по осмотру военно-врачебных заведений и помещений для действующей армии А.П.Доброславин награжден орденом Св. князя Владимира IV cтепени, который получил 17 декабря 1877г.


Всего два месяца был на фронте проф.Доброславин, но то что он сам сделал, или сделали по его предложениям было неоценимо для солдат русской армии, участвующей в беспощадной войне с турецким игом.

Владимир Итунин,
председатель клуба « Дятьковский краевед»


P.S. Данное сообщение было зачитано в 2015г. на Всероссийской научно-практической конференции в г.Санкт-Петербурге, посвященной 150-летию со дня создания кафедры общей и военной гигиены Военно-медицинской академии « История и перспективы отечественной науки и практики»

Краевед В.Ф. Итунин и начальник кафедры гигиены С.М.Кузнецов.

Медаль в честь русско-турецкой войны 1877-1878 г.г.

Участники конференции.

 


 

 

Категория: Знаменитые люди, наши земляки | Добавил: любослав (11.10.2017)
Просмотров: 39 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]